Дмитрий Киселёв, тележурналист:

Не слушался отца и матери, послушайся теперь барабанной шкуры

// Сюжет программы «Вести недели» о голодовке Надежды Толоконниковой в мордовской колонии (ИК-14)

— «Не слушался отца и матери, послушайся теперь барабанной шкуры»,— говаривали каторжане. На этой неделе одна из участниц акции по осквернению храма Христа Спасителя, осуждённая за это на два года, Надежда Толоконникова объявила голодовку и опубликовала письмо, где приводит душераздирающие детали из жизни женской колонии. Проще всего было бы принять всё на веру, если бы не склонность Толоконниковой и мужа её Верзилова к шантажу и самопиару. Поэтому наш корреспондент вслед за делегацией правозащитников направился в Мордовию, где и отбывает наказание осуждённая.

В любом случае, чувствуется, что опубликованный текст — плод старательной работы. Он пополнил обширный массив описаний жизни в неволе, каких в России предостаточно. Лучшие образцы, понятно, принадлежат нашим классикам. Без Фёдора Михайловича Достоевского и здесь не обойтись. Массу точных наблюдений о сибирской каторге вы найдёте в его нетленных «Записках из мёртвого дома». / Бегущая строка и другой голос (видимо, Ф. М. Достоевского) за кадром / «Приходили в острог и такие, которые уж слишком зарвались, слишком выскочили из мерки на воле, так что уж и преступления свои делали под конец как будто не сами собой, как будто сами не зная зачем, как будто в бреду, чаду; часто из тщеславия, возбуждённого в высочайшей степени. Но у нас их тотчас осаживали, несмотря на то что иные до прибытия в острог бывали ужасом целых селений и городов. Оглядываясь кругом, новичок скоро замечал, что он не туда попал, что здесь дивить уже некого...»

201329 сентября„Вести недели“