Лариса Павлова, адвокат «потерпевших»:

Среди потерпевших — даже кандидаты технических наук

— Я защищаю в суде интересы шестерых потерпевших: это две женщины и четыре мужчины. Все они – люди разных профессий. Есть и простые рабочие, есть люди с двумя высшими образованиями. Среди потерпевших — даже кандидаты технических наук.

Поступило много писем, в том числе и на следствии — я знаю людей, которые не видели действо, не были в храме, но которые считают себя оскорбленными. Я знаю даже о прокурорских работниках.

Я бы не стала говорить о том, что надо вынести наказание только для того, чтобы другим неповадно было. Надо вынести ровно такое наказание, которое подсудимые заслужили и которое будет вынесено в рамках закона. То есть оно должно быть справедливым.

...Если бы в Госдуме кто-то внес поправку в ту же самую статью 213, и там бы написал: «Мера наказания — высечь на Лобном месте»… Если бы Дума это утвердила, можно было бы их и высечь. А пока это просто пустые словеса.

Есть же в каких-то странах мера наказания, связанная с публичной, грубо говоря, поркой… Я думаю, что это тема отдельного разговора о возможных перспективах развития нашего законодательства. Но то, что оно очень лояльно, и, к сожалению, многие нарушения общественного порядка трудно доказать, это совершенно очевидно. Даже на этом деле разные точки зрения говорят о том, что у общества нет точного понимания границ того, что можно и что нельзя.

Они не так уж молоды прямо. Где-то в районе 25 лет. Ребенок у Алехиной, ребенок у Толоконниковой. Самуцевич 30 лет будет скоро. Это достаточно зрелые личности, уже состоявшиеся, уже с каким-то багажом. Хотя, конечно, всегда интересно, что эти люди из себя представляют. Как они собрались с духом для того, чтобы пойти? Я уже говорила, что меня удивило одно обстоятельство, связанное с Алехиной. Она — студентка четвертого курса института журналистики и литературного творчества. По-моему, он так называется, какой-то новый институт. Являясь человеком психологически неустойчивым, она и в Гринписе работала, еще где-то…

Потерпевшие просили у них помочь раскрыть соучастников. Об этом шла речь. Если они говорят о том, что они не общественно опасны, они должны, по крайней мере, назвать своих соучастников. По крайней мере, еще двух женщин, которые принимали с ними участие в содеянном. Но они же этого не делают! То есть не способствуют ни расследованию дела, ни установлению обстоятельств судом.

20122 августа«Православие и мир»