Владимир Путин, президент России:

Правильно сделали, что суд у нас такое решение принял

— Я считал и считаю, что наказание должно быть адекватно содеянному. Я сейчас не готов и не хочу комментировать решение российского суда, но хотел бы обратить ваше внимание просто на моральную сторону дела. Она в чём заключается? Не знаю, известно вам или нет, но пару лет назад в одном из больших супермаркетов Москвы они повесили три чучела. Одна из участниц этой группы сегодняшней повесила три чучела. В публичном месте. С надписью, что нужно освободить Москву от евреев, гомосексуалистов и от гастарбайтеров (иностранных рабочих). Мне кажется, что уже тогда власти должны были обратить на это внимание.

После этого они устроили сеанс группового секса в публичном месте. Ну это, как говорится, их дело — люди вправе заниматься всем, чем хотят, если это не нарушает закон. Но в публичном месте — мне кажется, что уже следовало бы обратить на это внимание власти. Потом ещё выложили это в интернет. Некоторые любители говорят, что групповой секс лучше, чем индивидуальный, потому что здесь, так же как в любой коллективной работе, сачкануть можно. Но повторяю, это дело каждого конкретного человека. Но выкладывать в интернет — на мой взгляд, вопрос спорный и мог бы подлежать какой-то правовой оценке.

То, что они сделали в одном храме... Они сначала в Елоховскую церковь пришли и там устроили шабаш, потом перебрались в другой храм и там устроили ещё один шабаш... Вы знаете, у нас в стране есть очень тяжёлые воспоминания начального периода советского времени, когда пострадало огромное количество священников, причём не только православных священников, но и мусульман, и представителей других религий. Просто советская власть, особенно в первый период своего существования, очень жестоко расправлялась с представителями религиозных конфессий. Было уничтожено много церквей, все наши традиционные конфессии понесли огромный ущерб. И в целом государство обязано защищать чувства верующих.

Является ли оправданным приговор, является ли он обоснованным и является ли он адекватным содеянному, я сейчас не буду комментировать. Я думаю, что у этих девушек есть адвокаты, и они должны заниматься представлением их интересов в суде. Могут оспорить приговор в вышестоящей инстанции и добиваться его пересмотра. Но это их дело, это чисто юридический вопрос...

Я стараюсь не касаться этого дела вообще. Я знаю о том, что там происходит, но я туда совершенно не влезаю.

20126 сентябряинтервью телеканалу Russia Today

— А вы знаете, что, по данным экспертизы, они всё, что касается президента, потом наложили в интернете? На самом деле они ничего подобного в храме не выкрикивали. Вам это известно? Это вот экспертиза подтвердила, что это наложенный звук. Если это так — я не знаю, так это или не так, на самом деле неважно,— если это так, то тогда это означает, что это просто способ дополнительно привлечь: а) к себе внимание — и б) способ самозащиты. Чтобы не просто нахулиганили и нагадили в храме, а «мы занимаемся политической деятельностью», хе-хе-хе...

На самом деле правильно сделали, что арестовали. И правильно сделали, что суд у нас такое решение принял. Потому что — ну нельзя подрывать какие-то основы морали, нравственности, разрушать страну. Мы с чем останемся тогда? Это последний оплот! Я думаю, что и... э-э-э... эти наши гражданки тоже должны это когда-то осознать и понять.

Первая моя реакция была такая, что я попросил у верующих за них прощения. Всё, на самом деле я думал, что оно этим закончится, но это начали раскручивать, раскручивать... В конце концов докатили это до суда, а суд влепил им двушечку. Здрасьте — пожалуйте бриться. Я здесь ни при чём. Они этого хотели — они это получили.

20127 октябряНТВ

— Мне жалко не за то, что они оказались в местах лишения свободы, хотя ничего хорошего в этом нет. Мне жалко, что они начали такой эпатаж, здесь, на мой взгляд, унижающий достоинство женщин. Для того чтобы выделиться, пропиариться, но они перешли все границы. Но суд принял решение не за это. Это не пересмотр решения суда.

201319 декабря„РИА Новости“

диагноcтика

Высказывания Владимира Путина анализирует культуролог Елена Волкова

Главная цель Путина — убедиться самому и доказать другим, что в храме не звучала молитва «Богородица, Дева, Путина прогони!». Он дважды повторяет про экспертизу, которая якобы доказывает, что таких слов в храме не пели, что их «наложили в интернете». Кажется, почему это его так волнует? Ведь панк-молебен известен всему миру именно по этой первой строчке, и арестовали участниц акции только после того, как полный ролик с этими словами появился в сети. Почему так важно, в храме прозвучала молитва против него или вне храма, во время студийной записи? Ведь авторы третьей печально известной «экспертизы» и обвинители в суде старательно не проводили различий между тем, что произошло в храме, и тем, что появилось в интернете.

Читать полностью