Максим Шевченко, журналист:

Это спланированная акция, цель которой — плевок в душу России

— Они совершили вопиющий акт, и у людей есть подозрения, например у меня, что это не просто баловство панк-группы, а тщательно спланированная и спродюсированная достаточно влиятельными покровителями акция, цель которой — плевок в душу России. Они осквернили христианский храм, который является символом Русской православной церкви. Все разговоры про то, что кто-то обиделся из-за Путина, несерьезны. Да ругайте Путина сколько угодно! Говорите про патриарха все, что вам вздумается, я — сторонник свободы слова. Говорите всё что угодно, но не лезьте со своим свиным рылом в православный храм, делайте это за его пределами — на улице, на Красной площади, в Кремле, но только не в православном храме около царских врат. Это просто вопиющее событие, глубоко оскорбительное для духа нашего народа.

Им надо присудить общественные работы, чтобы они в оранжевых робах подметали территорию ХХС и других храмов с 8 утра до 5 вечера каждый день в течение двух недель, и чтобы на робах было написано: «Я нарушил общественный порядок». Но я бы их отпустил. Я не понимаю, почему ментов, которые засовывают бутылку из-под шампанского в зад, держат под домашним арестом, а этих коз держат под стражей.

201216 марта«Накануне.ру»

— Я с самого начала говорил, что они достойны того, чтобы в желтых робах подметать двор православного храма в течение, допустим, двух недель или месяца. Не хочу вмешиваться в прерогативу суда, и если он считает, что их действие было преднамеренным, заранее спланированным, продуманным с провокационной целью мероприятием, к которому привлекали спонсоров и сопутствующих журналистов, то именно суд и вынесет адекватную меру наказания.

Я не считаю, что их действия были хулиганскими. По мере развития процесса выясняется, что это была задуманная, спланированная провокация, которая, в частности, включала в себя вторжение с опять-таки провокационными целями на территорию православного храма. Вот только жаль, что на скамье подсудимых сидят именно они, а не те, кто их подтолкнул, выделил им деньги и развязал всю эту кампанию.

201217 августа«Аргументы недели»

диагноcтика

Высказывания Максима Шевченко анализирует культуролог Елена Волкова

В словах Максима Шевченко выражены как общие черты большинства обличителей акции Pussy Riot, так и личные особенности автора. Общее — прежде всего то, что люди сознанием своим живут в эпоху самосуда, поскольку полностью игнорируют закон, считая, что они в праве предлагать ту или иную форму наказания. Человек уверенно говорит «им надо присудить», не ссылаясь ни на какие законы. Такое состояние умов объясняет, почему мы живем в стране, где с легкостью нарушаются законы и торжествуют либо «понятия», либо полный произвол. Сам факт, что люди с легкостью сами назначают наказания, говорит о том, что они с такой же легкостью способны делегировать это право, например, главе государства, губернатору или мэру. Вторая широко распространенная черта — это комплекс заговора, или врага, который говорит о неспособности людей оценить творческую новизну и смелость акции и, в целом, поверить, что в России появился новый тип протестной личности, появился сам, изнутри нового поколения, независимо от политической конъюнктуры. Конспирологическая версия снижает значение панк-молебна, дискредитирует его как самостоятельное художественное политическое высказывание. Третья особенность — стремление говорить от имени некоего большого сообщества, представителем которого человек является («и у людей есть подозрения, например у меня», Россия, «наш народ»).

Читать полностью