протоиерей Владимир Вигилянский:

Сам факт поучения Патриарха кучкой мирян есть дерзость

— Много раз комментировал ситуацию с хулиганским поступком феминистской группы в Храме Христа Спасителя. Неужели опять всё повторять в угоду тем провокаторам, которые затеяли эту акцию, и цель которых расколоть церковный народ, посеять смуту, дискредитировать Церковь? Тем не менее отвечу вкратце.

Я, как и многие другие, лично против тюремного заключения (писал и говорил об этом 8 раз). Потому что считаю, что преступление, не связанное с физическим насилием или его угрозой, не связанное с присвоением или уничтожением и порчей чужого имущества, только в крайних особых случаях должно оканчиваться заключением под стражу. Что делать, если мое мнение расходится с законодательством? Призывать суд нарушить закон? Не буду и другим не советую — это глупо, не перспективно, чревато развитием и окончательным утверждением беззакония в нашем обществе. Если я как гражданин считаю, что нужно изменить закон, буду всеми возможными способами воздействовать на законодателей, чтобы они изменили его, но не на суд.

Утверждаю, что и первое письмо Святейшему Патриарху, составленное Л. Мониавой, и второе письмо — абсолютно демагогические, в том значении этого слова, которое определяет Википедия: «Демагогия — набор ораторских и полемических приёмов и средств, позволяющих ввести аудиторию в заблуждение и склонить её на свою сторону. Чаще всего применяется для достижения политических целей, в рекламе и пропаганде».

Сам факт поучения Патриарха кучкой мирян, наставления его в христианской нравственности есть дерзость. А попытка представить себя более милосердными, чем Сам Господь, сказавший «а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской» (Мф.18:6), — дерзость вопиющая. Неужели авторы письма, среди которых есть те, кого я уважаю, этого не понимают? Неужели конъюнктурное желание «верных чад Церкви» быть «в либеральном тренде» затмевает им глаза? Но если все-таки приспичило до суда себя проявить в качестве защитников богохульников и нечестивцев, так в чем проблема? Не лучше ли «ходить прямыми стезями» и направить это письмо тем, от кого действительно зависят следствие, суд, защита, обвинение, а не втягивать Предстоятеля Русской Православной Церкви в эту провокацию?

И все же — «оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного — оба мерзость пред Господом» (Притч. 17, 15).

201220 июня«Православие и мир»

диагноcтика

Высказывания Владимира Вигилянского анализирует культуролог Елена Волкова

Владимир Вигилянский, подобно Максиму Шевченко, прошел путь от либеральной журналистики 90-х к жесткой официальной пропаганде 2000-х. Очевидно, что градус раздражения, с которым он говорит или пишет, не соответствует событию, которое его возмутило. Его, похоже, раздражает и собственная роль в этой истории, необходимость вновь и вновь повторять те формулировки, которые он обязан произнести по долгу службы. Перед нами усталый, изможденный человек, которому противны все: и протестующие в храме, и бывшие соратники либералы, и вообще все, кто не относится к его новой касте церковных бюрократов. Это яркий пример hate speech (речи ненависти), в которой мир жестко поделен на хороших своих (патриарх, церковное руководство) и плохих других (челобитчики, жалкие миряне, либералы и пр.).

Читать полностью